Панама

Панама — пермский автор-исполнитель Александр Валентинович Пономарёв. Всю музыку можно скачать там же, где и Мясорубку.

Ниже представлены тексты песен. Автор музыки и слов — Панама, если не указано иное.

Альбомы:
О Смысле Бытия · Така Вот Лирика · Год Молодёжи · Разное

О Смысле Бытия

Дебютный альбом «О Смысле Бытия» был записан в 2003 году на квартире пермского знатока Александра Аюпова в присутствии веселой компании знатоков.

[#01] eeehhh-brrrrr
[#02] Без названия №1
[#03] Без названия №2 (Пальто)
[#04] Без названия №3
[#05] Белый дым
[#06] Доктор Трупов
[#07] Как ёб твою мать
[#08] Круглые мячики
[#09] Ленинские рукописи (муз. В. Дашкевич, Панама — сл. Р. Рождественский)
[#10] Мысли великого гуру
[#11] На обратной стороне
[#12] Неоклассика
[#13] Но меня уже нет
[#14] О смысле бытия
[#15] Огурец (текст приписывается А. Добрякову)
[#16] Оптимизм
[#17] Памяти Гоголя
[#18] Песня о Родине
[#19] Повар
[#20] Последний сон
[#21] Прелестная пани (сл. Анакреон Клубничкин)
[#22] Путин — Наш Президент!
[#23] Раз и навсегда
[#24] Рассвет будет нелёгким
[#25] Регенерация божьих тварей
[#26] Самокритика
[#27] Сидишь на обочине
[#28] Хорошо быть раздолбаем

Без названия №2 (Пальто)

Весело-весело кружатся мотыльки,
Звезды заветные встали у реки.
Кукушку я слышу, только песню ей не допеть —
Чтобы воскреснуть, надо умереть.

    Я стал бы бездомным, только было бы зачем,
    Я стал бы безумным, только было бы за что —
    Падает снег и ложится уже насовсем,
    И бог проходит мимо в стареньком пальто...

Мчатся за белым облаком клином журавли,
Стать огнями темными мы так и не смогли.
Солнце берет наши души, ничего не оставив взамен,
И ветер нас уносит от постылых стен.

    Я стал бы бескрайним, только было бы зачем,
    Я стал бы безликим, только было бы за что —
    Только у нас остались души ни с чем,
    И висит над нами зябкое пальто...

Снег, болью закутанный, водит хоровод,
Месяц бредит минутами — днями не зовет.
Воду забыли — исчезла память о ней,
И смерть стоит с косою прямо у дверей.

    Я стал бы безгрешным, только было бы зачем,
    Я стал бы бессмертным, только было бы за что —
    Лучше лететь туда, где заря светит всем,
    Чем бродить по свету, кутаясь в пальто...

к альбому

Как ёб твою мать

Мочу на тележку не ставьте,
мочу на тележку не ставьте,
мочу на тележку не ставьте,
мочу на тележку не ставьте,

 Как ёб твою мать,
 так ёб твою мать,
 как ёб твою мать,
 так хуй.
 Как ёб твою мать,
 так ёб твою мать,
 как ёб твою мать,
 так хуй.

Мочу на тележку не ставьте,
шланг от душа класть в ванну,
товарищ, люби свой район,
мойте руки перед едой.

 Пр.

Мочу на тележку не ставьте,
пожарный рукав в медпункте,
место кондуктора не занимать,
возможен сход снега с крыш.

 Пр.

к альбому

Ленинские рукописи (муз. В. Дашкевича и Панамы — сл. Р. Рождественского)

Вряд ли много в мире формул таких. 
Эту я услышал и сердцем признал:
«Ленинские рукописи — не архив, 
Ленинские рукописи — арсенал!..»

Трудно, если правду в себе ты несёшь —
Недруги опять не дают нам жить. 
Ленинское слово их бесит, но всё ж
Ленинское дело их больше страшит!..

Кровью набухал темнеющий наст, 
Становилась красной в реках вода. 
Наша кровь текла. Но, стреляя в нас, 
Недруги целились в Ленина всегда!..

Целятся в Ленина в родимом краю
Слуги полуправды и любители дат, 
Те, что вечно прячут бездуховность свою
За забором ленинских высоких цитат!..

Только кровь недаром у нас горяча, 
И такое небо не зря над головой!
Мы душой и сердцем защитим Ильича. 
С нами он останется — как Солнце, живой!..

Ветер долетит и до самых глухих. 
К нашим внукам-правнукам прорвётся сигнал:
«Ленинские рукописи — не архив. 
Ленинские рукописи — арсенал!»

к альбому

Мысли великого гуру

Бесконечно светлые лестницы,
Безнадежно прочные спицы,
Не удастся скрыться от месяца,
А я вспоминал, что мне снится...

Ветви закрылись снегом,
Дым затянуло небом —
Жаль, что мы еще не птицы...

Ты посмотришь сверху на белые,
Неподвижно скорбные лица,
Все равно мне, что ты наделаешь,
Лишь хочу узнать, что тебе снится...

Вниз закатилось пламя,
Мысли уже не с нами —
Жаль, что мы совсем не птицы...

Только вечность уже нас оставила,
И вокруг вырастают границы,
В этом мире скучном и правильном
Забывается все, что приснится...

Улетают звезды прочь,
И настанет снова ночь —
А мы опять не птицы...

к альбому

На обратной стороне

На обратной стороне
что-то вдруг приснилось мне,
то ли счастье, то ли свет,
то ли дым и его след.

Я бинокль беру с собой,
ухожу в поход морской,
но и там я вижу сон,
на гробы похожий дом.

А из окон мне Христос
задаёт смешной вопрос:
кто в гробу, а кто во сне
на обратной стороне?

к альбому

Неоклассика

Я придумал: пойду и повешусь,
таким образом смерть обману я.
Представляешь: такая картина,
смерть приходит, а я уже умер.

к альбому

Но меня уже нет

Свет рождается здесь, затем летит вдаль, за мной,
Там он будет лить снег моих цветных снов, словно живой.
Я хотел бы быть с ним, но нельзя — наложен запрет.
Был бы жив, всё бы было не так, но меня уже нет.

За окном потревоженный дым, за окном серое пламя.
Чёртова радуга без воды, свежее солнце между мирами.
Но, сохраняя угрюмый след, льют дожди свои воды в ад.
Я хотел их вернуть назад, но меня уже нет.

Захочу — буду видеть всё, захочу — буду слышать всех,
только двинуться не могу, не выходит ни плач, ни смех.
Снова солнце за окном, на стене полусонный бред.
Подо мной непривычный ад, но меня уже нет.

Никогда я не буду слеп, никогда я не буду сыт,
только воздух, попавший внутрь, только время — и я забыт.
Без полёта исчезнут горы и безразличные коридоры.
Это будет не очень скоро, но меня уже нет.

к альбому

Огурец (текст приписывается А. Добрякову)

Когда расстилаются тучи
и с неба сияет звезда,
о члене большом и могучем
в мечтах молодая пизда.

Но не все, что судьба предвещает,
имеет достойный конец
и вот уж пизду навещает
зажатый в руке огурец.

к альбому

Оптимизм

Смертным боем всех наваждений,
Лёгким страхом чёрствых знамений
Время жрёт, отнимает вечность
И последнее одиночество.

Красным камнем выложен ветер,
Самый душный на этом свете,
И во тьме, словно жить и помнить,
Остаётся, как пророчество,

    Оптимизм —
    Я опять ухожу под землю,
    Оптимизм —
    Снова тени закрыты в клетках,
    Оптимизм —
    Бескорыстная жажда смерти,
    Оптимизм
    cтанет полностью беспросветным,
    оптимизм.

Капля в море, другая в небо —
Свою кровь я отдам без злобы,
Пусть по солнцу она разольётся,
Испарится и растопчется,

Тает жизнь, и беречь не стоит.
Всё отдам за чистое небо,
Но нигде она не нужна,
В мелочах источится.

    Оптимизм —
    Я живу на своей планете,
    Оптимизм —
    Я не слышу голос страха,
    Оптимизм —
    Попытайтесь пожить подольше,
    Оптимизм —
    Снова солнечно вспыхнет радость,
    Оптимизм.

Мост на землю, без паденья,
Это пресно, это без боли.
Камня плач и свет знаменья
Подходят для последней роли.

Оптимизм —
Даже звёзды падают оземь,
Оптимизм ‒
Даже птицы уходят в небо,
Оптимизм ‒
Проникает земная совесть,
Оптимизм ‒
Рушится песочная крепость,
Оптимизм.

к альбому

Памяти Гоголя

Летом — с неба, зимой — из колодца
Ждем мы снега, ждем мы солнца.
Живем без пыли, летим без страха,
Умрем, как жили — умрем без праха.

И в самом сердце струятся реки,
Под острым перцем слезятся веки.
Чем шире поле, тем чище небо,
Живее справа — мертвее слева...

Из чутких окон ты слышишь стоны
О том, что гаснет не только пламя,
И вдаль уходит бог из картона —
его уже нет, он уже не с нами.

Спертый воздух — ну где же ветер?
Прозрачный дождь не станет прежним.
Не стоит ждать, что наступит лето,
Раз уж ты здесь — то оставь надежду...

Лучше верь, но не в тьму, а в звезды,
Лучше вспомни святое слово...
...И ты проснешься, но будет поздно,
   Вокруг тебя — только стенки гроба!

к альбому

Песня о Родине

Однажды ночью мне приснилось пламя —
Чьи-то души горели огнем,
Я смеялся за тех, кто не с нами
И этот день считал своим последним днем.

Всего, что видел, не описать словами,
Всего, что слышал, не рассказать,
Но над светлыми городами
Я бы хотел только лишь летать.

Но, пробуждаясь к обычной жизни,
Я запираю все в себе.
Там, глубоко, не спят мои мысли —
Мысли мои нераскрытые.

В той темноте им станет тесно,
Но до сих пор не находит меня
С глазами закрытыми ангел безвестный —
Мечта моя ясноглазая.

Но где-то есть чья-то надежда,
Чья-то любовь к заколдованным снам,
Где светят звезды, но не так, как прежде,
Где души легки, подобно ангелам.

Горячими пальцами я чувствую небо,
Горячим лбом прижимаюсь к стеклу,
Смотрю я в глаза под покровом снега
И знаю, что жить без тебя не могу.

к альбому

Повар

Не ссы в компот: там повар моет ноги
и руки, и яйца.
Открывши рот, подумай о ван Гоге
и уши режь, совокупляяся.

к альбому

Прелестная пани (сл. Анакреон Клубничкин)

Мне прелестная пани
нежно ручку пожала,
шевельнул я мудями,
и она задрожала.
Юбка тихо упала,
чернота показалась,
я прижался мудями,
а она улыбалась.

Шаловливо руками
мне штаны расстегнула
и, играя мудями,
за елду ущипнула.
Но я вспомнил, что плохо
по ночам обнажаться,
стал я горестно охать,
стал я громко смущаться,

Пани долго дрочила
и с досады бледнела,
но застенчиво было
моё юное тело.
Всё шептал я ей: пани,
пощадите невинность!
Всё чесал под мудями,
а она материлась.

Много лет пролетело,
пани старенькой стала,
голова поседела,
да и тело увяло,
а мой хер из дубины
превратился в гармошку.
Я, как прежде, невинный,
но мне грустно немножко:
никогда моя пани
не пройдёт под окошком.
Шевелю я мудями
и тоскую о прошлом*.

_____
* вариант: тренируюсь на кошках

к альбому

Путин — наш президент!

Если бы хуи летали,
как летают птицы,
их бы тотчас же поймали
красные девицы.
Все расставили бы сетки,
посадили бы их в клетки.

А Путин — наш президент,
Путин — наш президент,
наш президент!

к альбому

Раз и навсегда

Снег заметает следы
не спасая от боли.
В доме не видно огней —
это кончился вечер
В синих полосках глаза
словно просят поверить,
словно просят остаться
раз и навсегда.

Мне не плыть в синем море,
не идти мне по ветру.
Только каменный образ
унесу в никуда.
Но я помню рассветы
те, что спорили с ночью,
те, что дали мне небо
раз и навсегда.

Даже летней листвой
ты не станешь без веры,
даже птицей ночной
не лететь тебе к звёздам.
Замолкают шаги —
это смерть прочь уходит,
только вскоре вернётся
раз и навсегда.

И за тайные знаки
я лишь буду в ответе
И врагом станут биты
все мои города.
Только вспомни о мире,
где у гор тает ветер
и возьми меня в лето
раз и навсегда.

к альбому

Регенерация божьих тварей

Море стонов, море глаз
Ветер в спину, солнце вниз
Воздух смерти оставь про запас —
пригодится, проснись!
Без души не наступит рассвет,
без дождя умрёт этот день,
без луны остановится свет,
останется только тень.

 Но есть надежда и есть мечта,
 даже будет помощь с небес,
 будет прямой солнечный свет,
 будет и животворящий крест.
 Одного боюсь: эта битва за смерть
 раньше времени мир состарит.
 Чтобы знать, надо проверить —
 регенерация божьих тварей.

Я подумал: быть беде,
захотелось больше сна,
больше воздуха в воде,
чтоб зимой была весна.
Будет, уже есть,
все с нами лицом к стене.
Собран мир, на весах он весь
и скоро сгорит в огне.

 Но новый бог создаст новый мир,
 у него будет новый герой,
 новый палач, новый сатир,
 даже смерть станет другой.
 Спинным мозгом чувствуй опасность,
 избегай автомобильных аварий
 и снова нас спасёт
 регенерация божьих тварей.

В пепле города
прошлое в тумане,
мутная вода
плещется в кармане.
Длинный путь держу
домой в святую Русь.
В странный рай схожу
и сразу же проснусь.

к альбому

наверх

Така Вот Лирика

Второй альбом «Така Вот Лирика» был записан в 2005 году на квартире известного пермского знатока Игоря Петрова в присутствии Ильи Макарова, Дениса Иванова, Флай и, возможно, кого-то ещё. Голоса присутствующих слышны на треках «Трёп» и «Трёп-2».

[#01] Вступление
[#02] С. Д. Довлатов. Краткая биографическая справка
[#03] Тонкие нити солнечных лучей
[#04] Молчи, говно!
[#05] Всё это бренно
[#06] Лирика
[#07] Жри печеньку
[#08] Трёп
[#09] Трёп-2
[#10] В пизду! (сл. П. Вяземский, Панама)
[#11] Вобла
[#12] Ясперс
[#13] Кумач (сл. Н. Асеев)
[#14] Эпилог

С. Д. Довлатов. Краткая биографическая справка

Жил-был такой писатель — Сергей Довлатов,
он решил чего-нибудь написать,
но всё, что он хотел написать, уже написал Лев Толстой.
А то, что не успел Лев Толстой, написал Достоевский.

Жил-был такой писатель — Сергей Довлатов,
он решил чего-нибудь поесть,
но всё, что он хотел поесть, уже съел Лев Толстой.
А то, что не успел Лев Толстой, съел Достоевский.

Жил-был такой писатель — Сергей Довлатов,
он решил чего-нибудь выпить,
но всё, что он хотел выпить, уже выпил Лев Толстой.
А то, что не успел Лев Толстой, выпил Достоевский.

Жил-был такой писатель — Сергей Довлатов,
он решил кого-нибудь полюбить,
но всех, кого он хотел полюбить, уже полюбил Лев Толстой.
А тех, кого не успел Лев Толстой, полюбил Достоевский.
А тех, кого не успел Достоевский, полюбил Чайковский.

к альбому

Тонкие нити солнечных лучей

Тонкие нити солнечных лучей,
радужный блеск заточенных мечей.
Светлая птица гибель мне несёт,
но будет ночь, и сон меня спасёт.

 Лей свою веру на огни домов,
 помни про вечность из забытых слов,
 верь только в радость на земных мостах,
 дай мне надежду, и отступит страх.

Снежные реки прячут до весны
быстрые слёзы, медленные сны
и до того, как вновь наступит день,
зоркие звёзды не заметят тень.

 Скинь свою тайну до начала дня,
 стань завершеньем линии огня,
 знай, что с рассветом станут горячей
 тонкие нити солнечных лучей.

к альбому

Молчи, говно!

В моей библиотеке «Войны и мира» нет,
Журналов не читаю, не выписал газет,
Давно переварился вчерашний винегрет,
Дерьмо кричит из жопы «Хочу увидеть свет!»

Молчи, говно! Молчи, говно!
Молчи, говно! Молчи, говно!

Конфеты съел с оберткой; бумажных денег нет,
И в кошельке осталось лишь несколько монет,
И в 91-ом я сжег свой партбилет,
Мне не дает покоя вчерашний винегрет.

Молчи, говно! Молчи, говно!
Молчи, говно! Молчи, говно!

Мне ваучер не выдали — Чубайс сказал мне «Нет!».
До дыр уже протерлась програмка на балет.
Но все же это благо — ведь выбора здесь нет,
...И вот победным маршем иду я в туалет!

Занято! В туалете занято.
Занято! Занято.
Занято! В туалете занято.
Занято! Занято.

к альбому

Всё это бренно

Когда ты выпьешь много водки,
когда народ с тобой един,
и крик души из каждой глотки —
что снова надо в магазин,
А то, что скоро на работу,
начало трудового дня,
И что давно прошла суббота —
всё это бренно и хуйня.

Когда ты едешь без билета,
когда не платишь за проезд —
позоришь ты страну советов,
позоришь ты партийный съезд.
А контролер крадётся следом,
но не получит он рубля.
Забей на этих оглоедов,
всё это бренно и хуйня.

Когда не хочешь быть солдатом,
а кто-то хочет, чтоб ты был —
пошли его подальше матом,
пусть ищет он других мудил.
Убитым быть или военным —
не для тебя, не для меня.
Всё это бренно, всё это бренно,
всё это бренно и хуйня.

к альбому

Лирика

Я буду помнить, что в море песка
жаркий костёр раздвигал облака.
Он далеко, на той стороне,
каждую ночь там бываю во сне.
Каждую ночь окунаюсь во тьму
и пропадаю в волшебном дыму,
прячу я то, что не станет светлей,
сладкую тайну зелёных полей.

Я буду знать, что под маской земной
песня заветная рядом со мной.
Лишь прикоснись, только взглядом затронь —
просит искры ярко-рыжий огонь.
Воздух в заветные двери войдёт,
солнечный взгляд на угли упадёт,
пламя согреет замёрзшую сталь
и озарит наваждением даль.

Я буду жить, заблудившись в стекле,
луч зазеркалья узнав на столе.
Вкус белладонны и запах волос,
блики от капель невидимых гроз.
дрожь от когда-то несказанных слов,
шабаш чужих зацелованных снов —
всё это смех на холодных руках
и только память на снежных висках.

к альбому

Рано утром по двору
шёл, пугая детвору,
рыжий Вася-растаман,
у него травы стакан.
Всех, кого он повстречал,
он печеньем угощал.
Несмотря, что тормозил,
всем он нежно говорил:

 Жри печеньку, жри печеньку,
 жри печеньку, налегай,
 Жри печеньку, жри печеньку,
 жри печеньку, запивай,
 Жри печеньку, жри печеньку,
 жри печеньку, погрызи,
 Жри печеньку, жри печеньку,
 жри печеньку и больше не проси!

Сел на пятый он трамвай,
заорал — гони в Китай!
Подошёл кондуктор вдруг,
стало всем светло вокруг.
Вася вытянул хайло,
дал печенья полкило,
и кондуктор за трамваем
долго бегал, напевая:
 
 Пр.

За углом в один момент
появился дядя мент.
Вася понял, что к чему,
дал печенья и ему.
Сунул мент свой жезл в зад
и попёрся в зоосад.
Распугал всех гамадрил,
медведям он говорил:

 Пр.

к альбому

В пизду! (сл. П. Вяземский, Панама)

Твоя подстреленная птица
Так грустно, жалобно поёт,
Нам так сочувственно певица
Свою тоску передаёт

 В пизду*!
 В пизду!
 В пизду!
 В пизду!
 В пизду!
 В пизду!
 В пизду!
 В пизду!
 
Что вчуже нас печаль волнует,
Что, песни скорби возлюбя,
В нас сердце, вторя ей, тоскует
И плачет, словно за себя.

 Пр.
 
Поэт, на язвы злополучья
Ты льешь свой внутренний елей.
И слезы перлами созвучья
Струятся из души твоей.

 Пр.

______
* вариант: в Москву.

к альбому

Ясперс

Дворник не умеет рисовать тротуаров,
Гопник не умеет рисовать неформалов,
Мусор не умеет рисовать демонстрантов
Пидар не умеет рисовать натуралов...

А на улице дождь,
А на улице дождь,
А на улице дождь,
А на улице дождь...

Путин не умеет рисовать президентов,
Жирик не умеет рисовать демократов,
Ельцин не умеет рисовать абстинентов,
Клинтон не умеет рисовать саксофонов,

Ленин не умеет рисовать Мавзолеев,
Троцкий не умеет рисовать ледорубов,
Трумэн не умеет рисовать Хиросимов,
Гитлер не умеет рисовать Бухенвальдов...

А на улице снег,
А на улице снег,
А на улице снег,
А на улице снег...

Будда не умеет рисовать будулаев,
Ницше не умеет рисовать Заратустров,
Ясперс не умеет рисовать Сведенборгов,
Дарвин не умеет рисовать обезьянов,

Пушкин не умеет рисовать Ганнибалов,
Гоголь не умеет рисовать ревизоров,
Чехов не умеет рисовать Сахалинов,
Гоблин не умеет рисовать Гондурасов...

А на улице град,
А на улице град,
А на улице град,
А на улице град...

А Лёха умеет рисовать некромантов,
Лёха умеет рисовать покемонов,
Лёха умеет рисовать Ким Ир Сенов,
Лёха умеет рисовать попугаев,

Лёха умеет рисовать попугаев,
Лёха умеет рисовать попугаев,
Лёха умеет рисовать попугаев,
Лёха умеет рисовать...

А на улице хуй,
А на улице дождь,
А на улице снег,
Лёха умеет рисовать...
А на улице хуй...

к альбому

Кумач (сл. Н. Асеев)

Красные зори, красный восход,
Красные речи у Красных Ворот,
И красный на Площади Красной народ!

У нас пирогами изба красна,
У нас над лугами горит весна,
И красный кумач на клиньях рубах,
И сходим с ума о красных губах,

И в красном лесу бродит красный зверь,
И в эту красу прошумела смерть,
Нас толпами сбили, согнали в ряды,
Мы красные в небо врубили следы...

Не прежней спесью наш разум строг,
Но новые песни все с красных строк.
Краснейте же, зори, закат и восход,
Краснейте же, души у Красных Ворот!

Красуйся над миром, наш красный народ,
Красуйся над миром, наш красный народ,
Красуйся над миром, наш красный народ!

к альбому

наверх

Год Молодёжи

Третий альбом «Год Молодёжи» был записан в 2010 году на Молодёжке (экое совпадение!) у Сета. Звукоинженерили Сет и Гоги, они же и Печёный были на бэк-вокале.

[#01] На крылечке (Jan)
[#02] Зайчик (Feb)
[#03] Немытый дядя (Mar)
[#04] В мавзолее Ленина (Apr)
[#04] Премия (Трёп)
[#05] Фаянсовая киса (May)
[#06] Штучка (Jun) (муз. Печёный, Панама — сл. команда «Ich Habe Große», Панама)
[#07] Испания (Jul)
[#08] Коза (Aug)
[#09] Сербская (Sep) (сл. Юнна Мориц)
[#10] Из дома вышел человек (Oct) (сл. Даниил Хармс)
[#11] Мышка (Nov)
[#12] Год Молодёжи (Dec) (муз. Панама, Печёный — сл. команды «Ich Habe Große», «Батарея», Панама)
[#13] Масленая Полизуха (Spring) (муз. и сл. народные)
[#14] Липни и воняй (Winter) (муз. и сл. Печёный)
[#15] Водосвинка (Autumn) (муз. Печёный — сл. команды «Ich Habe Große», Братья Сурикаты)
[#16] Полюшко (Summer) (муз. и сл. Печёный)

На крылечке

Я сижу на крылечке,
у меня мёрзнет жопа.
У меня мёрзнет жопа,
Я сижу на крылечке.

 Мёрзнет жопа,
 мёрзнет жопа,
 потому что я сижу на крылечке.

Я сижу на крылечке,
у меня мёрзнут яйца.
У меня мёрзнут яйца,
Я сижу на крылечке.

 Мёрзнут яйца,
 хоть стреляйся,
 потому что я сижу на крылечке.

Я сижу на крылечке,
у меня мёрзнет что-то.
У меня мёрзнет что-то,
Я сижу на крылечке.

 Мёрзнет что-то,
 мёрзнет что-то,
 потому что я сижу на крылечке.

Я сижу на крылечке,
у меня хуй не мёрзнет.
У меня хуй не мёрзнет,
я сижу на крылечке.

 На крылечке
 хуй до печки,
 потому что я сижу на крылечке.

к альбому

Зайчик

А я хочу быть зайчиком,
скакать по травке утренней,
тереть о сосны хвостиком
и задней лапкой тоже.
На холмик бегать ввысь,
морковку смачно грызть;
Но санитар сказал, что
рождённый ползать летать не может.

А я хочу быть белочкой,
нахальной рыжей белочкой
со шкуркой тёпленькой,
с красивой рожей.
На ветки бегать ввысь,
на них орешки грызть;
Но главный врач сказал, что
рождённый ползать летать не может.

А я хочу быть медведём
чудесным майским днём
всё терема крушить,
на тучки быть похожим.
В берлоге бегать ввысь,
зимою лапу грызть;
Но господь бог сказал, что
рождённый ползать летать не может.

к альбому

Немытый дядя

Шёл домой немытый дядя,
Нёс в руке кочан капусты.
К дяде не пристали бляди,
было дяде очень грустно.

А бывало, свистнет лихо —
аж закладывает уши.
Бляди сразу тихо-тихо
открывали дяде душу.

Девкам похуй, что немытый:
он душою чище неба.
В его мыслях тьма забыта,
а в руках краюха хлеба.

Но теперь в стране иные
времена уже настали.
Дяде дали отпускные,
всех блядей порасстреляли.

Пусть карает Заратустра,
сыплет пусть на рану перцем —
дядя вновь несёт капусту,
словно Данко своё сердце.

к альбому

В мавзолее Ленина

А скажите, правда ли,
что в мавзолее Ленина
не лежит Володенька,
не его хранят,
а хранят подушечку
пуха человечьего,
ждут каких-то назгулов,
чёрный спецотряд?

Вот уж скачут засветло
кони на колёсиках,
серые будённовки,
а под ними тьма.
Сабли деревянные,
рожи окаянные,
рвутся тати хитрые
в наши терема.

Петухи кричат вовсю,
бабы плачут с вёдрами,
небо стало чёрное,
избы ждут дождя.
В мавзолее на часах
всё стоят военные,
требуют с них вороги
выдачи вождя.

На солдатика нашло
сверху откровение,
матом на захватчиков
начал он орать,
и от слова крепкого,
и от слова русского
прочь в леса умчалася
вся чужая рать.

Вылез наш Володенька,
весь дрожа, из погреба,
подманил служивого,
снял с лица чулок.
«Почитай, мой сладенький,
мне Максима Горького» —
и побрёл боец за ним
в дальний уголок.
И побрёл боец за ним
в тёмный уголок.
И побрёл боец за ним
в красный уголок.

к альбому

Фаянсовая киса

Фаянсовая киса
за городом живёт.
Не может даже писать,
лишь задом наперёд.
Фаянсовой собаке
во много раз трудней:
она не может какать
в стране вчерашних дней.

Фаянсовой корове,
что спит среди могил,
становится херовей
от созерцанья рыл.
Фаянсовые люди,
забывшие хоккей,
мне принесли на блюде
страну вчерашних дней.

к альбому

Штучка (муз. Печёный, Панама — сл. команда «Ich Habe Große», Панама)

 Am          Dm
Что это за штучка,
  E       Am
Что это такое?
 Am          Dm
Что это за кнопка,
  G          C
Кнопка на стене?
 A7         Dm
Нам такая штучка
 E7        Am
Не даёт покоя,
  F         Hdim+4
Снится эта штучка
 E7          Am
Даже нам во сне.

Сделал эту штучку
Не магистр Йода,
И не папа Карло,
Итальянский хрен.
А создала штучку
Матушка-природа,
И ответил штучкой
Русским Чемберлен.

Ты на эту штучку
Вешаешь конечность
Ласково и нежно,
Как на Канин Нос.
Будешь ты наказан
За свою беспечность:
Штучка эта в белом
Венчике из роз.

Слух пройдёт о штучке
По Руси великой,
Назовёт ту штучку
Сущий в ней язык.
И несущий тоже —
Он не сдержит крика,
Будь он хоть говяжий,
Будь он хоть балык.

Что это за штучка,
Что это такое?
Что это за кнопка,
Кнопка на стене?
Посмотри, какое
Красное сухое...
Срать на эту штучку,
Истина в вине!

_____
Hdim+4=032020

к альбому

Испания

Зачем меня вы предали, цветы слепой сирени?
Зачем проникли в разум мой, огни фантомной боли?
Покрылись ненадёжным льдом холодные ступени
и мчалась вдаль душа моя, как ветер в чистом поле.

Летя в страну Испанию, грозою взгляд лаская,
парила белым облаком, плыла воздушным змеем.
Ведь счастье ей предскажет там владычица морская
и перед ней ворота в рай закрыться не посмеют.

Но вот из дымки облачной с улыбкой конвоира
выходит человек с ружьём, даёт ответ ей полный,
что нет страны Испании давно на карте мира,
на месте той Испании вовсю резвятся волны.

Сенит её знамением, заклятия бормочет,
вонзает кол осиновый, твердит про десять казней,
и стало небо синее на целый шаг короче,
и стало море синее на целый миг прекрасней.

В земном полёте быть нельзя душе без оболочки,
в сохранности она лишь будет в облачном чертоге,
я буду вместе с ней опять, и в следующей строчке
пойдём мы к городам мечты по солнечной дороге.

Ты где, страна Испания, ты где, моя свобода,
в траве пропала искорка, конца дождавшись пляски,
чудесным светом ландыша, что падал с небосвода,
волшебным знаком ландыша я исчезаю в сказке.

к альбому

Коза

Пойдём ебать козу,
 Пойдём ебать козу,
Пойдём ебать козу,
 Пойдём ебать козу,
Пойдём ебать козу,
 Пойдём ебать козу,
Пойдём ебать козу.

Не время ебать козу,
 Не время ебать козу,
Не время ебать козу,
 Не время ебать козу,
Не время ебать козу,
 Не время ебать козу,
Не время ебать козу.

Вот кончится война,
 вот кончится война,
вот кончится война,
 вот кончится война,
вот кончится война,
 вот кончится война,
вот кончится война —
тогда пойдём ебать козу.

к альбому

Сербская (сл. Юнна Мориц)

Не ходите, мальчики, по чужим костям,
Собственных костей не соберёте.
Призрак ваш свихнётся, собирая по частям —
Ноги в поле, руки в море, голова в болоте.

Не гуляйте, мальчики, по чужой крови,
Собственная кровь приснится в кране.
Будет порча в доме, в теле порча, и в любви,
Жгучий холод, сучий голод, старость тараканья.

Не копайте золото из чумных могил,
Страшные кладовки отомстятся.
Вам прививки делали от других бацилл:
От желтухи, от краснухи – не от святотатства.

Да хранит вас, мальчики, воля высших сил,
Дьяволу души не поручайте.
Даже если в шутку он об этом попросил,
Меч разящий, свет слепящий – вот как отвечайте.

Не ходите, мальчики, по чужим костям,
Не гуляйте, мальчики, по чужой крови,
Не копайте золото из чумных могил,
Да хранит вас, мальчики, воля высших сил!

к альбому

Из дома вышел человек (сл. Даниил Хармс)

Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
     И в дальний путь,
     И в дальний путь
Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед
И все вперед глядел.
     Не спал, не пил,
    Не пил, не спал,
Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре
Вошел он в темный лес.
     И с той поры,
     И с той поры,
И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его
Случится встретить вам,
     Тогда скорей,
     Тогда скорей,
Скорей скажите нам.

к альбому

Мышка

   Dm
Распяли в огороде мышку,
Копьём к губам прижали тряпку.
Gm          Dm
Пей сладкий уксус,
Gm          Dm          C           Dm
Пей сладкий уксус да с креста не слезай.

Вокруг прохожие собрались
И ну делить её одежду.
В тесных карманах,
В тесных карманах ищут люди свой рай.

            Gm               C
 C ними пойдём до опушки лесной,
               A                  Dm
 Там встретит нас молодой Лев Толстой.
         Dm           Gm
 Он объяснит нам, почему
          Am
 Мы не летаем.
         Dm                   Gm
 Хочется верить, что мы спасены,
            A                  Dm
 Смотрим вперёд мы за край целины,
            Dm            Gm
 Только бы сделать нашу тюрьму
            A
 Глянцевым раем
                  Dm
 До последней войны.

Под землю мышку закопали,
А сверху привалили камень,
Чтоб не взлетела,
Чтоб не взлетела и не стала дождём.
И сразу флаги растрепались;
На праздник весело собрались
Те, кто на небе,
Те, кто на небе быть слепыми рождён.

 С ними пойдём мы калитку искать,
 Мы незаметны, им нас не узнать,
 Каждый из нас непригоден на вкус,
 Каждый неслышим.
 Только при свете неполной луны
 Будем врываться в их душные сны
 Криком постигшей волю весны
 Радужной мыши
 В чреве бога войны.

   Dm
Поймали мышку голосисту
И ну сжимать её рукой.
  Gm                   Dm
Пищит бедняжка вместо свисту.
  Gm                       A
А ей твердят: пой, мышка, пой!
 Dm               Gm                 С  
Мышь, покатилася мышь, по пыльным полям 
                  A
    точкой чернильной.
 Dm               Gm             C       
Мышь покатилася, мышь, в поле чернильном 
            A
    точкою пыльной...

к альбому

Год Молодёжи (муз. Панама, Печёный — сл. команды «Ich Habe Große», «Батарея», Панама)

 Em              Am
Первого января бухали,
   Hm             Em
Второго января бухали,
  C                Am
Третьего января бухали,
   H7                Em
Четвёртого января бухали.

      G/III    A/V    H7/II  Em
 Посмотрите на наши весёлые рожи,
      G/III    A/V    H7/II   Em
 Две тыщи девятый — Год Молодёжи!

Пятого января бухали,
Шестого января бухали,
Седьмого января бухали,
Восьмого марта бухали!

 Весь рамадан пробухали мы тоже,
 Две тыщи девятый — Год Молодёжи!

Тридцатого февраля бухали,
Сотого мартобря бухали,
Какого-то нисана бухали,
Минус первого брюмера бухали.

 Мы разгоняем масонские ложи,
 Мы обрубаем прокрустовы ложа,
 Спирт, словно пот, выступает на коже,
 У нас каждый год — Год Молодёжи!
 Две тыщи девятый — Год Молодёжи!
 Две тыщи десятый — Год Молодёжи!
 Две тыщи одиннадцатый — Год Молодёжи!
 Две тыщи четырнадцатый* — Год Молодёжи!

* на момент создания песни 2014 казался
довольно далёким годом. Теперь он, конечно,
может заменяться на любой другой по вкусу.

к альбому

Масленая полизуха (муз. и сл. народные)

Масленая полизуха, ой,
полизуха, люли, полизуха.

Полизала сыр и масло, ой,
сыр и масло, люли, сыр и масло.

Мы масленую дожидали, ой,
дожидали, люли, дожидали.

Маслом гору поливали, ой,
поливали, люли, поливали.

Чтоб наша гора катлива была,
катлива была, блюли, катлива, блядь.

Масленая кукошейка, ой,
кукошейка, люли, кукошейка.
(Ой, Лукашенко, люли, Лукашенко)

Проводим тебя хорошенько, ой,
хорошенько, люли, хорошенько.
(Ой, хорошенько, люли, хорошенько)

Масленая кукургузка, ой,
кукургузка, люли, кукургузка.
(Ой, кукурузка, люли, кукурузка)

Проводим тебя, будет груско, ой,
будет груско, люли, будет груско.
(Ой, будет русско, люли, будет русско)

Масленая, любота моя, ой,
любота моя, люли, любота моя.
(Ой, блевота моя, люли, блевота моя)

Любят тебя девки-бабы, ой,
девки-бабы, люли, девки-бабы.
(Ой, ..., люля-кебабы)

к альбому

Липни и воняй (муз. и сл. Печёный)

         Am     Dm
В нашем доме появился
  Hdim+4  E7   Am
Необычный агрегат.
     Am           Dm
От него везде разлился
      G         C
Специфичный аромат.
   A7          Dm
Я боюся, я не смею
     G          C    A7
Его тайну разгадать:
     Dm Hdim+4 Am/C
Ничего он не умеет,
      Hdim+4 E7     Am
Кроме липнуть и вонять!

           Dm7    E+4
 Липни и воняй,
  E        Am     F
 Серая хреновина!
           Dm     E
 Ощущений рай
               Am
 Ты приносишь новый нам.
          Dm7       G
 И не унывай,
               C    F
 Пусть идут гонения,
                Dm   Hdim+4
 Лишь распространяй
 E7            Am
 Липкость и вонение.

Стала идолом, фетишем
Та хреновина для нас.
Мы живём лишь ей и дышим,
И приводимся в экстаз.
Я решил, что аккуратно
Стану ей я подражать:
Буду серым и квадратным,
Буду липнуть и вонять!

 Липни и воняй;
 Хоть ты и опальная,
 Смело утверждай —
 Ты концептуальная.
 Пусть меня пронзят
 Три сквозных ранения,
 Лишь бы ощущать
 Липкость и вонение.

_____
Hdim+4=032020
E+4=002220
Am/C=01223x

к альбому

Водосвинка (муз. Печёный — сл. команды «Ich Habe Große», Братья Сурикаты)

 Dm  Gm         A7      Dm
Водосвинки — весёлый народ,
Dm   Gm         C       F
Им везёт, когда их развезёт.
D7    Gm        A7           B
Но возникло из дьявольских снов
      Edim7  A7       Dm
Племя зайцеобразных коров.

Водосвинка в саду при луне
Приползла на коленях ко мне;
Зная, что за судьба её ждёт,
Забралась ко мне в грудь через рот.

Водосвинка — отряд грызунов,
Жертва зайцеобразных коров,
Забралась ко мне в грудь и сидит —
Приходи, доктор мой Айболит!

Но ко мне Айболит не придёт:
На бозонов с ружьём он идёт.
Не ходите с ружьём на бозон,
Для бозонов сейчас не сезон.

   Gm      Dm
 Вспомни Блейна —
 A7    Dm
 Он еврей, на!

Но пришёл вдруг древесный кальмар
И хватил водосвинку удар.
Я свободен теперь от неё —
До свидания, блядь, ё-моё!

_____
Edim7=030210

к альбому

Полюшко (муз. и сл. Печёный)

Am                Am/C      Dm
Чисто полюшко — широкое, раздольное —
       E7                  Am    E
Всё на нём благоухает и цветёт.
      Am         Am/C        Dm
Долу клонятся цветы, нектара полные,
        G                  C
Птичка вешняя на деревце поёт.
       A7                   Dm
Фрукты-ягоды родятся в изобилии,
          G                  C      E
Всё в гармонии, но это лишь пока...
      Am           Am/C    Dm      Hdim+4
Скоро кончится прекрасная идиллия,
        E7                    Am   E
Завтра здесь начнётся лагерь ЧГК.

Запирает на замки амбары житные
И скрывается в лесах окрестный люд.
Знатоки, как будто звери ненасытные,
Налетят — что не затопчут, то сожрут.
Что не смогут унести — потащат волоком,
Все деревья оборвут в единый миг...
Сердце кровью обольётся у эколога
И застрелится от ужаса лесник.

Над долинами голодный ворон кружится
И выискивает трупы, чтоб сожрать.
Вспоминать нас ещё долго будут с ужасом,
Если будет хоть кому-то вспоминать...
А пока несётся наша песня вольная,
Дни весёлые ещё не начались...
Здравствуй, полюшко, широкое, раздольное,
До свиданья, чисто поле, rest in peace.

_____
Am/C=01223x
Hdim+4=032020

к альбому

наверх

Разное

«Противогаз» и «Сопельки» — записи Панамы и Дружелюбной мясорубки в 2010. «Коровушка» существует только в демо-записи. «Было очень вкусно» и легендарная песня «В селе Черновское» существуют лишь в бутлегах гитарных посиделок на фестах. О каких-либо записях «Таракана», «Пролетария» и «Шарика» автору этого текста неизвестно.

[#01] Противогаз (сл. Дмитрий Кедрин)
[#02] Сопельки (сл. Шиш Брянский)
[#03] Было очень вкусно (сл. команда «Ich Habe Große», Панама)
[#04] Коровушка (муз. народная — сл. Панама, Печёный)
[#05] Таракан (сл. Николай Олейников)
[#06] В селе Черновское (Песня о малой родине)
[#07] Пролетарий
[#08] Синий воздушный шарик

Противогаз (сл. Дмитрий Кедрин)

Только глянула — и сразу
Напрямик сказала твердо:
«Не хочу противогаза — 
У него слоновья морда!»

Дочь строптивую со вздохом
Уговаривает мама:
«Быть капризной — очень плохо!
Отчего ты так упряма?

Я прощу тебе проказы
И куплю медовый пряник.
Походи в противогазе!
Привыкай к нему заране...»

Мама делается строже,
Дочка всхлипывает тихо:
«Не хочу я быть похожей
На противную слониху».

Мать упрямице курносой
Подарить сулила краски,
И торчат льняные косы
С двух сторон очкастой маски.

Между стекол неподвижных
Набок свис тяжелый хобот...
Объясни-ка ей, что ближних
Люди газом нынче гробят,

Что живет она в эпоху,
Где убийству служит разум...
Быть слоном теперь неплохо:
Кто его отравит газом?

к альбому

Сопельки (сл. Шиш Брянский)

Вставьте мне в сердечко звёздочку, звёздочку,
Вместо ушек вставьте ракушки, ракушки,
А заместо глазок — шарики, шарики,
Вместо брючек дайте штаники, штаники,
Положите меня в ясельки, в ясельки,
Чтобы я лежал бы в люлечке, в люлечке
И пускал из носа сопельки, сопельки,
Издая при этом вопельки, вопельки.
А потом постройте радугу, радугу,
Чтоб по ней бежали гномики, гномики
Чтобы в ней бы жили кошечки, кошечки,
И кормите меня с ложечки, с ложечки.
Но вы этого не можете, не можете.
Ну так что ж вы блядь меня не уничтожите?

к альбому

Было очень вкусно (сл. команда «Ich Habe Große», Панама)

Было очень вкусно,
Было очень сладко.
Там была капуста,
В ней была прокладка.
Знатоки, как свиньи,
На столе насрали.
Ой, вкусна капуста
С соусом ткемали.

Было очень вкусно,
Было очень сладко.
В ложе у Прокруста
Дёргалась лошадка.
Подошёл к ней сзади
Дяденька с усами.
Что случилось дальше,
Догадайтесь сами.

Дяденька с усами
Был дитя порока.
Оставайтесь с нами
В недрах пищеблока.
Как прокрался в песню
Дяденька с усами?
Если интересно,
Догадайтесь сами.

к альбому

Коровушка (муз. народная — сл. Панама, Печёный)

Уж как я мою коровушку люблю!
Молока из её сисек надою.
Будет пить моё село молоко,
Будет сиськам хорошо и легко.

Уж как я поэта Пушкина люблю!
Вышибает он слезинку и соплю.
Лучше всех его стихи про Муму,
Окультуриваюсь, блядь, на дому.

Уж как я мою Россиюшку люблю!
Как я водочки нажруся, так блюю
На ромашку, васильки и лопух.
Пусть несётся по земле русский дух.

Уж как я люблю Исусушку Христа!
Целовал бы я его во все уста.
Свою кровь плохим жидам он отдал,
Чтобы я всю жизнь блевал и бухал.

к альбому

Таракан (сл. Николай Олейников)

Таракан сидит в стакане.
Ножку рыжую сосёт.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждёт.
Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, с топорами
Вивисекторы сидят.

Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша...
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.
Но наука доказала,
Что душа не существует,
Что печёнка, кости, сало —
Вот что душу образует.

Против выводов науки
Невозможно устоять.
Таракан, сжимая руки,
Приготовился страдать.
Вот палач к нему подходит,
И, ощупав ему грудь,
Он под рёбрами находит
То, что следует проткнуть.

И, проткнувши, на бок валит
Таракана, как свинью.
Громко ржёт и зубы скалит,
Уподобленный коню.
Вcё в прошедшем — боль, невзгоды.
Нету больше ничего.
И подпочвенные воды
Вытекают из него.

И стоит над ним лохматый
Вивисектор удалой,
Безобразный, волосатый,
Со щипцами и пилой.
Сторож грубою рукою
Из окна его швырнёт,
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадёт.

На затоптанной дорожке
Возле самого крыльца
Будет он, задравши ножки,
Ждать печального конца.
Его косточки сухие
Будет дождик поливать
Его глазки голубые
Будет курица клевать.

к альбому

В селе Черновское (Песня о малой родине)

В сносках — цензурированные варианты, употребляющиеся комплементарно основным.

В селе Черновское большой горох растет,
В селе Черновское корова жирно срёт,[1]
В селе Черновское крестьяне водку пьют,
В селе Черновское — там коммунизм куют!

Побрей пизду и ноги[2],
Вали на сеновал,
На Пасху в синагоге
Тебя я целовал[3].
Весна уж на пороге —
У Пушкина спроси,
Куда ведут дороги
На матушке-Руси...

В селе Черновское большие огурцы,
В селе Черновское обрезаны концы[4],
В селе Черновское — газета «Светлый Путь»,
В селе Черновское — там лошадей ябуть[5]!

Пр.

В селе Черновское с хуями[6] в полкило
В селе Черновское живется весело,
В селе Черновское ничто нас не ебёт[7],
В селе Черновское нас Партия ведёт!

Пр.[8]

___________
[1] корова жадно пьёт
[2] весна уж на пороге
[3] варианты: «тебя я в рот ебал», «картошку я копал».
[4] живут наши отцы
[5] В село Черновское придём когда-нибудь
[6] грибами/ежами
[7] наш тракторист живёт
[8] в нецензурном варианте вместо последнего «на матушке-Руси» поётся «спроси и отсоси»

к альбому

Пролетарий

Смотрю я на небо в гранёный стакан
И вижу Плеяды, Луну и Уран,
Все чёрные дыры сгорели в аду,
На Марсе в каналы справляют нужду.

А я так и не сходил в планетарий,
Я так и не сходил в планетарий,
Я так и не сходил в планетарий.
Мне плевать, ведь я — пролетарий!

Зимою люблю я нырять в полынью,
И вижу, как раки дают интервью.
Уплыли креветки в другие моря,
Зимой потерялись в порту слесаря.

А я так и не сходил в дельфинарий,
Я так и не сходил в дельфинарий,
Я так и не сходил в дельфинарий.
Мне плевать, ведь я — пролетарий!

Вчера кто-то слёг на войне мировой,
Сегодня кого-то застрелит конвой,
А с неба прольётся клубничный сироп
И тут же настанет всемирный потоп.

Тем, кто пойдёт без меня в планетарий,
Тем, кто пойдёт без меня в дельфинарий.
Я обойдусь без всемирных аварий.
Я буду жить, ведь я — пролетарий!

к альбому

Синий воздушный шарик

Тёмной незримой ночью
Я отпускаю в небо
Синий воздушный шарик.
Утром глаза откроешь:
Он постучится в окна.
В нём ты меня узнаешь.

Мягкой каминной ночью
Яблоки греет в чаще
Серый колючий ёжик
Утром глаза откроешь:
Он еще спит в коробке.
В нём ты меня узнаешь.

Вольной друкрылой ночью
Бредит под облаками
Глупый зовущий ветер
Утром глаза откроешь:
Он залетит под крышу.
В нём ты меня узнаешь.

Но если ты забудешь,
Если закроешь книгу,
Всё поменяет маски:
Будет колоться ветер,
В тучах теряться — шарик,
Падать на нитке — ёжик.

к альбому

наверх